Перспективы демократии в России

Данная статья была опубликована в сборнике научных трудов «Государственное регулирование и устойчивое развитие муниципальных образований»  (Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2004. С. 14-24.)

С тех пор прошло некоторое время. Фактический материал, конечно, сейчас потребовалось обновить, но основные идеи статьи остались неизменными.


Перспективы демократии в России

В России бюрократия имеет довольно длительную историю. Петр I, который реформировал все государственное устройство в России в начале XVIII века, использовал в качестве образца государственные системы Дании, Швеции, Германии, Франции. Именно Петр I ввел в России министерства (коллегии). Организационное устройство и делопроизводство стали единообразными. При последующих государях государственные учреждения были усовершенствованы, но бюрократический  характер их деятельности оставался неизменным. Местное самоуправление, понимаемое как право и способность избранных населением органов власти самостоятельно решать вопросы местного значения, в России можно сказать, вообще не существовало в течение многих веков. Абсолютный характер государственной власти обусловливал жесткий контроль государства над всеми процессами управления и самоуправления в стране.  Парадоксальность  ситуации в России заключалась в том, что все жители рассматривались государством как «государевы люди», и сами они рассматривали себя таким же образом. Особенность самосознания российского гражданина заключается в его полном «огосударствлении». У жителей России в течение веков сложилось устойчивое представление о себе не как о свободных гражданах, а как о зависимых и подчиненных государству подданных. Это же самоощущение было закреплено и усилено в течение 70 лет существования Советского государства, когда были уничтожены даже те слабые ростки местного самоуправления (земства), которые были созданы в последние несколько десятилетий перед революцией 1917 г. В течение веков  российские жители были отчуждены от власти. Они практически не принимали участие в осуществлении власти на любых уровнях государственного управления, были лишены права самостоятельно и под свою ответственность решать вопросы своей территории.

Эта ситуация привела к формированию специфического типа российского человека, который может быть определен через следующие характеристики:

1. Он не имеет навыков участия в политических процессах на местном уровне, не имеет опыта выбора между политическими программами и взглядами;

2. Он не привык нести ответственность за решение вопросов своей территории, не привык проявлять инициативу и самостоятельность;

3. Он привык получать услуги и помощь от государства; он предпочитает получать услуги более низкого качества гарантированно от государства, чем предпринимать самостоятельные действия, чтобы организовать предоставление услуг на коммерческой основе;

4. Он воспринимает местные органы власти как часть общей государственной структуры, отчужденные от населения, защищающие интересы государства, а не жителей данной территории.

Подобные проблемы существуют также в развитых странах, хотя, конечно, не в таких масштабах, как в России. Такую ситуацию описывают Джон МакНайт и Джон Кретцман «…многие соседства малоимущих людей оказались в такой ситуации, когда жители начали верить, что их благосостояние зависит от того, что они являются «клиентами». Они рассматривают самих себя как людей с особыми нуждами, которые должны удовлетворяться кем-то со стороны. И, в значительной степени, они становятся потребителями услуг без всякого намерения быть их производителями. Потребители услуг направляют свою креативность и интеллект на сохранение данной системы и на поиск путей (часто в неформальной и даже нелегальной экономике) уклонения от законной системы официального трудоустройства и заработка. В этом нет ничего «естественного». Действительно, это предсказуемый ход событий, когда программы, ориентированные на поддержку нуждающихся, начинают доминировать в жизни соседств, в которых проживают малоимущие». (John L. McKnight, John P. Kretzmann, 1996).

Роберт Денхард так определяет особенности моделей поведения потребителей и граждан: «Обычно потребители фокусируются на своих собственных ограниченных желаниях и потребностях, на том, как они могут быть удовлетворены. Граждане, напротив, фокусируются на общем благе и на долгосрочных последствиях для сообщества» (Robert B. Denhardt, 1999).

В России большинство населения имеет низкие доходы и по-прежнему рассчитывает в основном на помощь государственных органов власти. В условиях переходной экономики, когда в России произошло разделение государственного и муниципального управления, ситуация почти не изменилась. Население по-прежнему не ощущает себя субъектом самоуправления, пока не стремится принимать на себя ответственность за решение местных дел, а продолжает ожидать этого от «власти» в лице органов государственного либо муниципального управления, не делая между ними различий.

В Конституции России и прочих законодательных актах произведено разделение компетенции и полномочий государственных органов и органов местного самоуправления. Однако приходится признать, что органы местного самоуправления до сих пор не получили достаточного объема финансовых ресурсов для того, чтобы качественно выполнять свои функции. В качестве основных источников доходов местных бюджетов определены местные налоги, которые являются незначительными, а также субсидии из вышестоящих бюджетов, которые поступают с задержками. Такие источники пополнения местных бюджетов, как кредиты или местные займы, пока не развиты в России.

Способы деятельности местных служб остались по сути своей прежними. Раньше местные услуги предоставлялись государственными службами, теперь они получили статус муниципальных, но они по-прежнему действуют в условиях отсутствия конкуренции, что обусловливает их низкую эффективность. Кроме того, ситуация с неудовлетворительным оказанием услуг населению усугубляется недостаточным финансированием, а также отсутствием требовательных потребителей.

В отношении бизнеса российские люди постепенно осознают себя потребителями и предъявляют требования к цене и качеству приобретаемых товаров и услуг.  В отношении же услуг местных коммунальных служб жители все еще по привычке ощущают себя подданными, которые ожидают от «государства» безусловного оказания определенных услуг, которые могут быть ниже среднего или просто низкого качества.

Такое подчиненное отношение населения к местной власти объясняется, во-первых, традициями, и, во-вторых, также традиционно низкой юридической грамотностью населения, его неготовностью (психологической и профессиональной) участвовать в решении местных вопросов.

Очень наглядно эту ситуацию можно проиллюстрировать на примере жилищно-коммунальной сферы. Особенностью жилищной сферы в России является проживание подавляющего большинства населения в многоквартирных домах с централизованными коммуникациями. Этот вид совместного проживания был специально создан в советское время, и не только в связи с недостаточностью финансовых ресурсов. Дело в том, что в дореволюционной России большинство семей проживали в отдельно стоящем доме и в последние десятилетия перед революцией 1917 г. имели собственные участки земли. Однако для советского государства этот вид проживания был неприемлем. Было необходимо лишить людей возможности иметь свою частную нишу и, соответственно, частную жизнь. Поэтому, несмотря на огромные территориальные пространства, строились многоэтажные многоквартирные дома, к которым подводились централизованные инфраструктуры.

Еще одной причиной такой формы проживания являлось использование советским государством идей урбанистического планирования известных европейских архитекторов, в первую очередь, Ле Корбюзье (Франция). К сожалению, реализация идей французского архитектора способствовала осуществлению целей советского государства по выращиванию человека «нового типа» — лишенного собственности, «чувства места», и отчужденного от всякого рода власти, следовательно, лишенного способности и права мыслить и действовать самостоятельно и под свою ответственность. Проведенный в советский период процесс индустриализации экономики страны привел к массовому переселению населения из сельской местности в советские города «нового типа».

Существование такого типа совместного проживания поддерживалось в нормальном состоянии в то время, пока эти многоквартирные дома и коммуникации были новыми. Однако с течением времени они изнашивались, старели, а проводить их капитальный ремонт почти не представлялось возможным. Для того, чтобы отремонтировать  такой дом или подходящие к нему централизованные коммуникации, требовалось переселить жителей в другое жилье, а в условиях постоянного дефицита, который был неизбежным следствием централизованного планирования, свободное жилье отсутствовало.

В постсоветское время органы местного самоуправления столкнулись с этой проблемой лицом к лицу. Старые дома и, особенно, пришедшие в негодность коммуникации требуют срочных радикальных мер, а недостаточное финансирование не позволяет даже просто проводить текущий ремонт коммуникаций.

По данным Федерального Агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству Российской Федерации за 2002-2003 гг., 10,35% всего жилищного фонда нуждалось в неотложном капитальном ремонте и переоборудовании коммунальных квартир в отдельные, 8,93% жилищного фонда нуждалось в реконструкции. Из года в год увеличивается подлежащий сносу ветхий и аварийный фонд, в котором проживает около 5 млн. граждан. За три года (2000-2003 гг.) объем ветхого и аварийного жилья увеличился на 73%, а численность проживающего в нем населения — на 61% (Статистический обзор Федерального Агентства по строительству и ЖКХ РФ, 2003).

Часть услуг, такие как замена изношенного оборудования в квартирах, становятся платными. Некоторые мелкие услуги (уборка подъездов, благоустройство придомовых территорий) чаще всего просто оказываются заброшенными. Можно было бы предположить, что граждане самостоятельно будут решать эти мелкие вопросы повседневной жизни. Однако такое происходит не очень часто. Иногда жители микрорайона оказываются в состоянии организовать орган территориального общественного самоуправления и на собственные средства обеспечить поддержание своего жилья и территории вокруг. Но часто такой самоорганизации жителей не происходит.

Кроме вышеперечисленных факторов, которые затрудняют появление нового самосознания граждан, действует и еще одна причина. Практически во всех странах мира, где государство не вмешивалось в хозяйственные процессы в таком объеме, как в Советском Союзе, исторически сложилось деление жилых районов (массивов) в населенных пунктах по уровню комфортности жилья и, соответственно, по уровню оплаты за него. Существуют одновременно районы с элитным и дорогим жильем, районы с достаточно комфортным жильем для среднего класса , районы с дешевым муниципальным жильем для малообеспеченных слоев, а также трущобы, где живут маргинальные слои населения.

В советский период население страны было достаточно однородным по уровню личных доходов. Поэтому совместное проживание не составляло больших проблем. В период переходной экономики произошла сильная дифференциация населения по уровню доходов (таблица 1). Но недостаток свободного жилья и, соответственно, высокие цены на недвижимость и все еще недостаточно высокие доходы даже более обеспеченных слоев населения не позволяют произвести разделение жилых районов в городах по уровню комфортности и оплаты за жилье.

Таблица 1

Распределение совокупного дохода по равночисленным группам населения России, в % от общего объема дохода

Группы по уровню дохода 1980 1990 1995 2002 2009
Первая (беднейшая) 10,1 9,8 5,5 4,2 5,1
Вторая 14,8 14,9 10,2 9,8 9,8
Третья 18,6 18,8 15,0 14,9 14,8
Четвертая 23,1 23,8 22,4 22 22,5
Пятая (богатейшая) 33,4 32,7 46,9 49,1 47,8
Итого 100 100 100 100 100

В итоге в одном и том же доме могут жить и так называемые «новые русские», и пенсионеры, и безработные, и откровенные маргиналы. Одни из них исправно платят за муниципальные услуги, другие имеют постоянные долги по оплате за жилье. В странах Балтии, столкнувшись с этой проблемой,  в постсоветский период, стали принудительно производить необходимую дифференциацию, переселяя тех, кто не в состоянии платить за услуги, в жилье более низкого уровня комфортности. В России только в 2003 г. Федеральное собрание РФ приняло подобное решение, так как в годы перестройки приходилось учитывать настроения и ожидания населения в отношении государства и его обязанностей. Однако реализация этого решения пока еще представляется сомнительной опять-таки по причине отсутствия свободного жилья любого качества. Полная изношенность коммуникаций демонстрируется каждой зимой, когда по всей России происходит целая серия аварий в центральных сетях, когда целые населенные пункты оказываются без отопления и горячей воды в суровые морозы.

Вынужденное совместное проживание самых разнородных групп населения в одном доме не является достаточным основанием для совместной организации общественных действий. Совместная деятельность возникает не только на основе интересов совместного проживания, но также и на базе некоторой социальной однородности. Пенсионеры, маргиналы и «новые русские», кроме интересов совместного проживания, не имеют больше ничего общего. Кроме того, они не имеют шансов участвовать в социальных действиях на равных, так как имеют неодинаковый уровень образования, социальной культуры, психологической готовности и материального достатка. Социальная активность населения в развитых странах проявляется, в первую очередь, представителями среднего класса, то есть членами общества, имеющими достаточный уровень благосостояния и определенную психологию.

Высокая степень дифференциации доходов в России привела к значительным различиям в возможностях удовлетворения основных потребностей лю­дей. Так, например, на долю 10% самого бедного населения, например, в 2000 г. приходилось 0,6% расходов на образование, 0,9% расходов на медицин­ские услуги и 0,2% на санаторно-оздоровительные мероприятия. При этом на долю 10% самых обеспеченных приходилось 34%, 40% и 62% расходов соответственно (Мониторинг уровня жизни населения Российской Федерации, 2000). С тех пор ситуация не улучшилась.

Несмотря на многочисленные проблемы в коммунальной сфере жители не устраивают демонстрации и не требуют от местных лидеров уйти в отставку. Российские граждане часто не представляют себе, что они имеют право потребовать от власти эффективного исполнения ее функций, высокого качества услуг и ответственности за свои недостатки и просчеты.

Массовые обманы покупателей продавцами на муниципальных рынках, неудовлетворительная работа муниципального транспорта и другие подобные недостатки вызывают массовое недовольство населения, но не приводят к массовым митингам и публичным протестам с требованиями отставки. Привычка высказывать недовольство властью у себя дома «на кухне», сформированная в советский период, продолжает действовать до сих пор.

Точно также продолжает действовать еще один стереотип из прошлого: население точно уверено, что вся власть является коррумпированной, что не только чиновники, но и депутаты используют свои властные возможности для личного обогащения, что бюджетные средства используются не всегда по назначению. Но опять-таки граждане не пытаются добиваться прозрачности финансовых процессов в органах власти даже на местном уровне.

Таким образом, в России практически отсутствуют традиции самоорганизации населения, проявления независимой инициативы для устройства собственной жизни. Причины этого феномена нужно искать, конечно, не только в недавнем советском прошлом, но и в российской дореволюционной истории. Городские традиции народного самоуправления, решения вопросов как местного, так и государственного значения на собраниях всего населения, были искоренены в процессе формирования централизованного государства в XV веке. С тех пор в течение веков государство подчинило себе общественную и даже частную жизнь граждан. Все россияне, как уже было отмечено, воспринимали себя как «государевы люди», в отличие от жителей европейских стран. Так, С.В. Попов отмечает, что Отечественная война в России в 1812 г. велась в нарушение «общепринятых правил» ведения войны. Эти неписанные правила предусматривали, что армия  не воюет с мирными жителями. Защищать Отечество и мирных жителей — это дело государственной армии. Но в России сами мирные жители начали воевать с армией захватчиков, что в значительной степени способствовало российской военной победе. Партизанское движение требует не только сильных патриотических чувств, но и особого склада мышления жителей — государственного мышления, ощущения полной подчиненности государству (Попов С.В., 1992).

Русский религиозный философ Николай Бердяев писал в своей книге «Истоки и смысл русского коммунизма» в 1937 г.: «Россию и русский народ можно характеризовать лишь противоречиями. Русский народ с одинаковым основанием можно характеризовать как народ государственно-деспотический и анархически-свободолюбивый… Эта противоречивость создана всей русской историей и вечным конфликтом инстинкта государственного могущества с инстинктом свободолюбия и правдолюбия народа» (Бердяев Н.А., 1955).

Характерной особенностью российской ментальности является неразличение понятий «страна» и «государство». Для российских людей эти понятия совпадают, хотя для населения цивилизованного мира эти понятия совершенно и естественно различаются. Слитность этих понятий приводит к смысловой путанице и подмене, например, таких высоких понятий как патриотизм и служение своей стране, такими понятиями как преданность и служение государству.

Страна является категорией аполитичной и, можно сказать, вневременной (то есть внеисторической). Государство же — явление историческое, политическое и инструментальное. Отношение к государству как к инструменту является продуктивным, так как позволяет гражданам ощущать себя источником власти (и ее доходов) и требовать от государственных органов и должностных лиц ответственности за свои действия и истраченные средства. Напротив, отношение к государству как к верховному источнику власти, всех благ и услуг в жизни людей формирует ощущение подчиненности и покорности граждан государству и невозможность предъявления каких-либо требований и претензий к государству и его представителям.

Это отношение переносится и на муниципальные органы власти, которые в условиях развитого гражданского общества являются максимально приближенными к гражданам и поэтому максимально подконтрольными им. В России же они устойчиво воспринимаются как один из уровней государственной  власти, хотя, как уже говорилось выше, законодательно муниципальное управление в России отделено от государственного.

Без принятия специальных шагов и мер эта ситуация воспроизводится в России из поколения в поколение. Экономические реформы в нашей стране происходят гораздо менее успешно, чем, например, в странах Центральной и Восточной Европе, где более или менее устойчивые традиции самоорганизации и самоуправления существовали в течение веков, а период господства социалистической идеологии был короче, чем в России. Однако даже эти страны все еще пытаются избавиться от негативного опыта и привычек времен социализма. России в таком случае, могут потребоваться десятилетия, чтобы добиться сдвигов в культуре общества.

В становлении государства «всеобщего благосостояния» в развитых странах наиболее значительную роль сыграло не столько само государство, сколько именно гражданское общество, то есть отделенная от государства структура, состоящая из множества ассоциаций, объединений людей, строящих определенные отношения без вмешательства государства, на основе свободы выбора.

Та система государственного и муниципального управления, которая сейчас служит для россиян своеобразным образцом, в своем современном виде окончательно сложилась относительно недавно, несколько десятилетий назад. Эта система была сознательно сформирована на основе естественных тенденций и запросов гражданского общества. Распределение прав и обязанностей между государством и гражданским обществом — также величина историческая, то есть складывающаяся определенным образом в данной конкретной стране.

Глобальная проблема всех «отставших» стран — это неумеренные претензии населения к государству, необоснованные ожидания в отношении его способности обеспечить наиболее быстрый и наименее болезненный переход к состоянию развитых стран. «Демонстрационный эффект» соседского благополучия приводит к попыткам копирования, перенимания чужих схем жизни и деятельности. Это поведение очень свойственно для России. Стоит вспомнить, как российские правители в разные исторические периоды брали за образцы государственного и жизненного устройства Византию, Голландию, Германию, Англию, а теперь Америку и европейские страны.

Все эти попытки перенимания чужих образцов «впрямую», один к одному, или даже с некоторой поправкой на местную специфику, приводили к очень похожим результатам: новшества, «прививаясь» на новой почве, начинали только весьма отдаленно напоминать свой зарубежный прототип, становились какими-то очень «адаптированными» и не приносили ожидаемых от них результатов. Все дело в том, что заимствование только отдельных элементов не имеет смысла, а перенимание всей целостной системы — невозможно. Вот и сейчас в России вроде бы сформировалась рыночная система, но какая-то уж очень особенная, российская. И государство — тоже хоть и реформированное, но все равно «коренное», «исконное». И отношения власти с народом — тоже традиционные.

В настоящее время историками и социологами уже выявлен достаточно полный набор факторов, определяющих эволюционные пути и исторические перспективы каждой нации. В ряду этих факторов одним из главных можно назвать культурный фактор. Культуру можно определить как совокупность ценностей, образцов, норм, ограничений, общепринятых в обществе данной страны. Эти ценности и нормы являются базовыми основаниями деятельности людей, и именно они являются ограничивающим фактором в процессе освоения «чужих» ценностей. Новые, заимствованные ценности приходят в противоречие с базовыми культурными установками населения и начинают либо отторгаться как полностью неприемлемые, либо приспосабливаться под существующие нормы, утрачивая исходный смысл.

Российский историк и философ Владимир Вейдле (1895-1979), покинувший Россию в 1917 г. и работавший в эмиграции в the Sorbonne University в Париже, в своей статье «Три России» в 1939 г. также писал о своеобразии российской культуры и особенностях русского исторического развития: «Россия не удалась в том смысле, в каком удались, что бы ни случилось с ними дальше, Италия, Англия или Франция. Национальной культуры, такой всесторонней, последовательной, цельной и единой, как эти страны, она не создала. .. Русская история не раз обрывалась и начиналась вновь, так что приходилось и русское государство заново строить, и русскую душу заново воспитывать, а делать это было тем труднее, что русский народ никогда целиком в этих усилиях не участвовал и нередко о них вообще ничего не знал… Основная трудность, с которой так и не справилась ни киевская, ни московская, ни петербургская Россия, как раз и заключается в этой разобщенности народа и культуры, народа и государства, лишающей культурную традицию настоящей прочности….» (Вейдле В., 1991).

Для сознательной управленческой работы с таким материалом как культура необходимо ответить на два основных вопроса: во-первых, за счет каких механизмов воспроизводится, транслируется культура в обществе данной страны; во-вторых, за счет каких механизмов происходит внесение новых образцов и ценностей в «анналы» культуры. Проще говоря, откуда берутся новые образцы и как они становятся частью культуры.

На первый вопрос ответить достаточно просто: носителем и хранителем культуры является общество, а усвоение культурных норм и ценностей ребенком (будущим членом общества) происходит в процессе обучения в данной социальной среде. Ценности культуры являются как бы запечатанными, упакованными в форме знаний и умений, которые передаются от педагогов к ученикам. Причем процесс обучения происходит не только в стенах образовательных учреждений, но и дома, в семье, в кругу сверстников, в трудовой среде.

Что касается вопроса о механизмах внесения новшеств в культуру, то ответить на него гораздо труднее, так как основное свойство культуры — стабильность, устойчивость, а основное назначение культуры — быть хранилищем, кладовой общественных образцов, ценностей и норм, обеспечивать устойчивость оснований жизни и деятельности людей. Культура — это своего рода неформальная «конституция», в которой заложены основные «константы» — положения, правила, традиции, регулирующие все сферы жизни и деятельности. И все-таки внесение новшеств в культуру — процесс неизбежный и необходимый, хотя и достаточно сложный и длительный. Стабильность — это противоположность развитию, его тормоз, а в современных условиях именно развитие стало ведущей ценностью в преуспевающих странах. Популярный термин «устойчивое развитие» на первый взгляд содержит в себе противоположные понятия, но может толковаться как непрерывное развитие при сохранении необходимых базовых условий жизнедеятельности людей.

Можно выделить несколько основных способов культурных инноваций. Наиболее известным, древним и одновременно эффективным, является тот, который применил Моисей в притче об исходе евреев из Египта. Моисей водил свой народ сорок лет по пустыне, дожидаясь смены поколений в условиях свободы для того, чтобы изжить те нормы и образцы, которые были усвоены народом в период рабства. К сожалению, многочисленность населения, недостаток терпения и отсутствие свободных территорий вокруг России делают этот способ образцом, исключающим возможность подражания, то есть просто притчей.

В распоряжении человеческого сообщества остаются менее масштабные, менее эффективные и более длительные механизмы внесения новшеств в культуру. Среди них можно назвать шесть основных.

1. Внесение новшеств за счет непосредственного общения с носителями другой культуры.

Так, Петр I приглашал голландцев и немцев в Россию для того, чтобы они демонстрировали здесь европейскую культуру быта и деятельности. В настоящее время управленцами в России четко осознается полезность создания совместных предприятий с иностранными компаниями и особенно открытия филиалов зарубежных фирм для того, чтобы они приносили в страну не только капиталы, но и знания, и опыт своей деятельности. Однако этот способ – наименее эффективный механизм культурных инноваций, так как непосредственное общение обычно носит локальный характер и не «делает погоды» в обществе в целом.

В современном варианте этот способ просматривается в деятельности международных (прежде всего, европейских) организаций и фондов, которые за счет личных контактов, консультирования и передачи положительного опыта пытаются воздействовать на изменение сознания отдельных групп участников совместных программ и проектов. Программы TACIS и Tempus of the European Training Foundation нацелены на помощь России в проведении демократических преобразований за счет реализации конкретных проектов с помощью европейских экспертов-консультантов. Их деятельность в России, несомненно, производит положительный эффект, однако масштабы и скорость влияния пока являются ограниченными для такой большой страны как Россия. Более значительный эффект можно ожидать в перспективе, поскольку эти программы являются долгосрочными и вовлекают все больше регионов-участников.

2. Внесение новшеств за счет так называемого «демонстрационного эффекта».

Благодаря средствам телекоммуникации и информатики почти весь мир стал информационно единым и прозрачным. Это делает возможным заимствование «чужих» ценностей и норм, знакомство с которыми происходит с помощью СМИ, кино, телевидения, Интернета. Стоит отметить, что, во-первых, в этом случае заимствуется далеко не самое лучшее из культурной «сокровищницы» другой нации. Например, продукция американской киноиндустрии, экспортируемая за границу, представляет собой полную противоположность тому, что демонстрируется в американских кинотеатрах. Поставляемые фильмы можно образно назвать «дешевым ширпотребом» в противоположность качественной, элитарной продукции для американских зрителей. А во-вторых, поскольку это знакомство —поверхностное, выхваченное из культурного контекста, то усваивается только «верхний пласт» культуры, то есть те образцы, которые являются принятыми и модными в настоящий период, но не все они пройдут испытание временем и не все попадут в «золотой фонд» культуры страны-экспортера.

3. Внесение новшеств за счет обучения представителей молодого поколения страны за рубежом.

Этот способ также хорошо известен в России. Тот же Петр I отправлял молодых дворян обучаться в зарубежных университетах, а в настоящее время реализуется так называемая Президентская программа подготовки управленческих кадров. Китайская народная республика также широко использует этот способ для некоторого обновления, «европеизации» своих культурных оснований.

Этот механизм представляется достаточно эффективным, даже несмотря на риск невозвращения части талантливой отечественной молодежи. Недостатком этого механизма является то обстоятельство, что это обучение проводится в том возрасте, когда усвоение культурных оснований данного общества молодым человеком уже в основном завершено. И можно перенять некоторые новые культурные ценности, но отказаться от отечественных, усвоенных с детства норм и образцов уже почти невозможно. Наиболее успешные последствия этого способа культурных инноваций — использование того полезного, что есть в обеих культурах и не противоречит одно другому, например, европейский рациональный стратегический подход и российское изобретательное, изворотливое оперативное мышление.

4. Осуществление инноваций за счет сознательного провозглашения «новых» ценностей и норм и демонстрации их в деятельности тех общественных агентов, которые оказывают наибольшее влияние, пользуются наибольшим уважением, имеют сильный эффект воздействия (через СМИ) на общество.

В число таких влиятельных фигур входят президент, председатель и члены правительства, депутаты парламента, лидеры партий, видные политические и общественные деятели, руководители региональных и местных органов власти, представители бизнеса. Деятели такого уровня могут оказывать влияние на ценностные ориентации большого количества людей. Так, большое влияние на состояние духовности части российского народа оказывали академики Андрей Сахаров и Дмитрий Лихачев, писатель Александр Солженицын, музыкант Мстислав Ростропович. В сфере бизнеса можно отметить положительный образ российского предпринимателя и управленца Святослава Федорова, создавшего уникальный научно-технический комплекс «Микрохирургия глаза». Однако создается впечатление, что современный российский бизнес, скорее, поставляет негативные образы предпринимателей и управленцев.  По крайней мере, они гораздо более известны населению. Их негативные примеры формируют отрицательное отношение  большей части российского общества к рыночной экономике и бизнесу: бизнес — это «грязное дело», а рынок — это «беспредел, игра без правил». Высшее лицо в государстве (президент Борис Ельцин) «отдает обе руки на отсечение», клянется, что реформы не будет, а в скором времени проводится реформа. Это — образец государственного беспредела, формирующий соответствующие модели поведения на всех нижестоящих уровнях управления. И это красноречивое действие перечеркивает потоки словесных деклараций о демократическом правовом государстве в рыночной экономике.

Такой механизм культурных инноваций является весьма действенным благодаря масштабу влияния, но в этом же и его опасность, так как любые, в том числе негативные, образцы транслируются многократно и воспроизводятся в деятельности людей и в государственном секторе, и в бизнесе.

5. Осуществление инноваций за счет внесения соответствующих изменений в учебные планы и программы учебных заведений всех уровней.

Формирование скорректированных преемственных учебных программ, начиная от базового, начального образования и заканчивая дополнительным образованием, является необходимым, хотя и не достаточным условием реформирования культурных оснований. Введение в образовательные учебные планы,  стандарты экономических и юридических специальностей новых учебных дисциплин, заимствованных из западной системы образования, позволяет осваивать и организовывать новую хозяйственную действительность, но не решает полностью проблемы встраивания или адаптации ценностей рыночной системы в российскую культуру.

6. Осуществления культурных инноваций за счет корректировки системы подготовки педагогических кадров для школьных и дошкольных учреждений.

Педагогические кадры для системы школьного образования готовят в России педагогические институты и университеты, а также классические университеты. Кадры воспитателей детских дошкольных учреждений готовят педагогические училища и колледжи. Именно в этих учебных заведениях готовятся люди, которые не только своим педагогически мастерством, но и личным примером, личной культурой оказывают сильнейшее влияние на формирование культурных оснований, системы ценностей будущих граждан страны. О том, насколько низок уровень личной и профессиональной культуры современных педагогических работников в России, особенно воспитателей дошкольных учреждений, нет надобности говорить.

Качество педагогических работников можно обеспечить, только ужесточив отбор при поступлении в соответствующие учебные заведения, установив высокие требования к профессиональной пригодности абитуриентов. Но, ужесточив отбор, можно только отсеять профессионально непригодных, а вот привлечь действительно достойных — задача для государства более сложная. Поднять престиж профессии учителя и воспитателя — государственное дело, требующее значительных вложений бюджетных средств. Например, установление высоких должностных окладов российских судей резко подняло престиж этой профессии, обеспечило большие конкурсы на должности судей и вызвало приток абитуриентов на соответствующие учебные специальности. И это абсолютно необходимая и стратегически верная мера. Но не менее, а намного более важно — поднять престиж профессии педагога, привлечь на это поприще талантливых и действительно культурных людей, ведь в руках педагогов — будущее нации. В развитых странах зависимость между уровнем подготовки педагогических кадров и культурным уровнем общества давно осознана, и на нужды образования тратится до одной трети средств государственного бюджета.

Разница в заработной плате работников промышленности и бюд­жетной сферы в России в настоящее время в среднем составляет от 1,1 до 3,2 раза (таблица 2), в последнем дорефор­менном 1990 году составляла 1,7–1,8 раза. Налицо усиление разрыва, отставания заработной платы работников так называемой «бюджетной сферы» от заработков работников самых «лакомых» сфер хозяйства. Покупатель­ная способность заработков в социальной сфере абсолютно недостаточна. Как было сказано в первые годы перестройки, «наш уровень жизни — это их уровень смерти» («их» — это граждан развитых стран).

Таблица 2

Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников организаций по видам экономической деятельности (рублей)

Годы 

Виды деятельности

2006 2007 2008 2009
Вся экономика 10633,9 13593,4 17290,1 18637,5
Обрабатывающие производства 10198,5 12878,7 16049,9 16583,1
из них:
производство кокса и
нефтепродуктов
22319,6 28565,0 34912,5 37963,7
Производство и распределение электроэнергии, газа и воды 12827,5 15587,3 19057,4 21554,2
Транспорт и связь 13389,9 16452,3 20760,8 22400,5
Финансовая деятельность 27885,5 34879,8 41871,8 42372,9
Государственное управление и обеспечение военной безопасности; обязательное социальное обеспечение 13477,3 16896,3 21344,1 23960,0
Образование 6983,3 8778,3 11316,8 13293,6
Здравоохранение и предоставление
социальных услуг
8059,9 10036,6 13048,6 14819,5

За годы проведения рыночных реформ реальные доходы населения снизились более, чем в два раза, ухудшились практически все пока­затели уровня и качества жизни населения России. Однако большая часть населения, особенно молодежь и люди среднего возраста, по-прежнему настроены достаточно оптимистично в отношении рыночной экономики.

Одним из факторов культурных изменений в сторону реальной демократии может стать самоорганизация населения по поводу улучшения условий своего проживания. Проводимая в России реформа жилищно-коммунального хозяйства нацелена на создание конкурентной рыночной среды в сфере обслуживания жилья, на разрушение монополии муниципальных коммунальных служб. Создававшиеся в качестве эксперимента частные предприятия по обслуживанию жилья в 2000-х годах способствовали повышению социальной активности населения.

Например, экспериментальные коммерческие предприятия по обслуживанию жилищного фонда создавались в муниципалитетах нескольких регионов, в том числе в Иркутской области. Руководители таких предприятий знакомились с жителями из обслуживаемых ими домов. Они привлекали жителей домов к благоустройству лестничных клеток и подъездов. Руководители предприятий вручали самым активным гражданам призы и подарки, сообщали об их активности в городских средствах массовой информации. Проводился анкетный опрос жителей для выявления основных вопросов, которые требуют немедленного решения. Впервые жители становились не просто клиентами, а партнерами и союзниками организаций, занятых обслуживанием жилья. Население знало о происходящих переменах в системе обслуживания жилья и положительно относилось к началу реализации «пилотных» проектов. Жители в принципе были готовы на добровольной основе благоустраивать свои дворы. Это можно было рассматривать как первый шаг в направлении создания «соседств» по образцу западноевропейских и американских.

Однако, как только деятельность частных предприятий в сфере ЖКХ вышла из стадии эксперимента, сразу начались попытки централизации со стороны органов местного самоуправления городов, которые постарались поставить деятельность частников, в первую очередь, под свой финансовый контроль, а не под организационный контроль граждан. Тем самым все достижения эксперимента, проявившиеся в повышении активности жителей, были нивелированы.

Как писал В. Вейдле в 1939 г., анализируя особенности царского, а затем и социалистического режима, «анархическому инстинкту русского человека противостоят исключительно жесткие, железные, негнущиеся.. формы государственного управления… Есть основания думать, что после падения свирепой, как никогда, власти русский народ поймет необходимость уже не бежать от государства, а организовать его изнутри, из себя, именно организовать, а не только построить, т.е. сделать его не железным, а живым» (Вейдле В., 1991).

Культурная реформа — одна из важнейших проблем России, которая до сих пор не получила должного к себе внимания ни со стороны СМИ, ни со стороны всех уровней государственного управления. Утрата культурных ценностей или замена их заимствованными суррогатами более страшны, чем утрата статуса космической державы. Проводимые реформы останутся недоконченными и неуспешными, если будут заимствоваться только внешние атрибуты рыночной экономики, но не будут освоены лучшие нормы и ценности западного гражданского общества. Перспективы демократизации российского общества без изменения культурных основ поведения населения представляются не слишком ясными и оптимистичными. Можно сделать прогноз о том, что процесс смены моделей поведения населения России продлится минимум два или три десятилетия.

Литература

1. John L. McKnight, John P. Kretzmann. Mapping Community Capacity. Institute for Policy Research. Northwestern University. Revised 1996. Available  www.nwu.edu/IPR/publications/papers/mcc.pdf

2.     Robert B. Denhardt.The Future of Public Administration:
Challenges to Democracy, Citizenship, and Ethics”, Public Administration and Management: An interactive journal. 1999, Vol. 4, No. 2 Available  http://www.pamij.com/99_4_2_Denhardt.html

3.     Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. Репринтное воспроизведение издания YMCA-PRESS, 1955.  Москва. 1990.

4.     Вейдле В. Три России. «Русский рубеж». Специальный выпуск газеты «Литературная Россия». Апрель 1991. № 5.

5.     Мониторинг уровня жизни населения Российской Федерации. Бюлле­тень №2. Академия труда и социальных отношений. 2000.

6.     Обзор состояния жилищного сектора. Статистический обзор Федерального Агентства по строительству и ЖКХ РФ. 2003. Available http://www.gosstroy.gov.ru/jil_pol7.htm

7.     Попов С.В.  Идут по России реформы… Кентавр, 1992, NN 2,3.


Умнейший человек, настоящий патриот России академик Д.С. Львов, человек весьма и весьма осведомленный (не чета нам, простым смертным), высказывался в своих публичных статьях и выступлениях намного жестче и понятнее:

Вернуться к человеческому фактору

Самовоспроизводящаяся бедность

Реклама

Об авторе elenaestrellita

I'm interested in: Music, Cities (Urban Development), Travelling, Foreign Languages, Reading, Ping-pong
Галерея | Запись опубликована в рубрике Мир с метками , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s